Layre
Мы стоим между светом и тьмой. Между свечой и звездой.(с) Деллен
"...лишь молиться могу о них"


На Нарготронд опустились ночные сумерки. Город постепенно затихал, уходя в тревожный ночной сон. Смолкли крики, обвинения, лязг оружия и клинков. Замерли в тишине стремительные шаги уходящих прочь из города. Остались лишь тихие разговоры, едва слышные перешептывания, и беззвучная поступь тех, кто не спал.

После того, как ушли Келегорм и Куруфин, на смену яростной бури, которая разразилась в этот день, пришло затишье. Оно разлилось по всему городу и оставило после себя след на каждом из них. Она сидела и слушала тихие разговоры Келегела и Гвиндора о том, что предстоит сделать для Нарготронда. Обсуждающие тактические выкладки. Талагонд который был, вне всякого сомнения, утомлен сверх меры произошедшим. Ситуация с вернувшимся пленником насколько она успела по легким намекам понять была чем-то ему очень сильно близка и тяжела - она видела, как он ушел отдыхать с тяжелой грустью во взгляде. Ему нелегко дался этот день. Нет, не так. Им всем. И сложно было сказать, кому труднее.

Она не могла заснуть. Ушел Гвиндор, за ним, обходя тэлери стороной ушел и Келегел. Неудивительно - он ещё им не доверял толком и опасался. По глазам было видно. Она осталась в обеденной зале одна. Пустые залы, мягкая кожа сапогов, которая скрадывала её поступь - никто не слышал её шагов, а редкие стражники, которых она видела на своем пути, делали вид, что не замечают её. Все пытались принять то, что произошло, оставшись наедине в тиши с собой.

"Здесь каждый камень помнит его" - сказал Тэлпе, когда они сидели и утомленные разговаривали в одном из коридоров.

"И не только он..."

Подойдя к тронной зале, она остановилась. Оно не раз становилось местом их дискуссий, хотя оба предпочитали их вести, вне этого зала. Место, в котором она в последний раз запомнила своего Короля. Ей захотелось... ещё раз, возможно последний, окунуться во вспоминания о своем друге-Короле. Коснувшись рукой дверей, она толкнула их несильно от себя. Двери легко поддались, пропуская её внутрь. Но, только начав делать первый шаг, она замерла на пороге. Там в сумерках огромного пустого зала, на одной из скамей, сидел эльф. Тот, кто ныне принял правление над всеми ими - Ородрет Артаресто. Их Король. Она пока стояла перед дверьми, его даже не услышала - так тихо он сидел тут. И взгляд, который он поднял на неё... лучше любых слов говорил, почему эльда был тут.
Слова замерли на её губах. Она не знала, что ему сказать. Не так хорошо они знали друг друга. Для него она одна из верных, не более. И вряд ли она ему найдет, что сказать, что сумеет подарить покой ему на душе. Которого не будет ни у кого, кто знал ушедших, чуть лучше чем просто знакомых или эльфов.

- Ты что-то хотела, Лаурэ? - мягко спросил Ородрет, сосредотачивая взгляд на девушке.
- Нет ничего, простите, что потревожила. - извинилась перед правителем эльфийка и ещё раз почтительно кивнув, закрыла за собой двери.

Она.. она.. просто не имела права сейчас его трогать. Её боль была огромной, а то, что сейчас с ним... этот пустой, ушедший в себя взгляд, заменял любые слова. Она может, вернется сюда и позже, если захочет. А сейчас.. Лаэрлин не имела права лишать его возможности побыть наедине с собой и своими мыслями и воспоминаниями. Тихой тебе ночи, Артаресто брат Финрода, Король Нарготронда. Надеюсь этой ночью, ты сможешь заснуть.

Покинув залу она ушла дальше бродить по дворцу и его коридорам. Было тихо. Настолько, что даже свою поступь стало слышно. Хотя ходила она почти бесшумно. Наверное, ей стоило тоже пойти лечь и попробовать поспать, но перед этим тогда надо было разыскать оставленный в одной из ниш лук и отнести его на место. Она не хотела его в ближайшее время трогать после сегодняшнего, но надо. И разговор о том, что ей предстоит обучать новых лучников, а целительницу учить военному делу... лишь вызывал у неё утомленный вздох.
Взяв лук и колчан к нему, она понесла его в оружейную. Ту утомленно-облегченную тишину, которая осела в её душе, после отбытия лордов, она, идя по коридору, ощущала повисшей в воздухе.

"Нам с этим придется как-то жить" - кажется, так произнес Талагонд тогда, когда они поговорили в одном из коридоров и Лаэрлин дала ему хоть немного выговорится.

Да, им всем. И предстоит всеми силами сохранить этот город, это творение рук Финрода, его детище, не щадя жизни, отдавая всего себя. Может этим они смогут заслужить прощение у Валаров и однажды... уйдя самой за Море или в Чертоги Мандоса, она сможет встретиться с потерянными друзьями и обнять их после столь долгой разлуки, надеясь на их прощение.

Но пока... им предстоит жить с тем, что есть.

Зайдя в оружейную Лаэрлин поставила лук на стойку для него, повесила рядом колчан и осмотрелась. Пора было тушить свет и идти пытать отдохнуть. Новый день не даст поблажек на её утомленность. А сон немного освежит и возможно успокоит сознание хоть чуть-чуть.

Задувая свечи в фонарях, которые были расставлены здесь, она остановилась возле последней зажженной свечки около выхода. Словив легкое дуновение ветерка, улыбнулась, закрывая глаза.

"- Как думаешь, что мы там найдем?
- Новые земли, новые растения, которые растут под светом других, чем у нас звезд.
- Однажды мы отправимся туда, сумев пересечь морскую гладь.
- И подарим тем землям яркий свет наших звезд и песен, которые будем петь.

И ветер унес легкий перезвон смеха двух эльдар, которые мечтали о новых землях за Морем. Одной юной девушки и её друга тогда ещё не Короля.
"

Открыв глаза, она легко дунула в сторону горящей свечи и направилась на выход. Прикрыв за собой дверь, Лаэрлин пошла прочь по коридору, навстречу своей судьбе. Заглядывать обратно и проверять свечу не имело смысла. Она знала и так.

Свет погас.

@темы: Комната-кафедра № 340, мысли, по следам игры